В предверии отдыха - 7 полотен Исаака Левитана, излучающих смирение и глубокий покой

Русский пейзажист Исаак Левитан не гнался за эффектными видами и яркими красками, он видел откровение в простом, в ясном. Левитановский пейзаж - это особый настрой, чистый и проникновенный.

Осень. Туман (1896)

То, чего достигал Левитан в своих осенних пейзажах - поражает, но вместе с тем восторг сразу уступает место молчанию. Настроение этого шедевра настолько неуловимо и зыбко, что хочется затаить дыхание и целиком уйти в созерцание. Казалось бы - всё просто, бери краски, простую акварель, и нарисуй так же.

.. но нет, в картинах Левитана - сердце и боль, мудрость и тишина, чуткое восприятие красоты, спокойствие и Бог.

Тихая обитель (1890)

Один из самых знаменитых шедевром Левитана. Был написан им вскоре после возвращения из-за границы. После появления картины на передвижной выставке имя Левитана было "на устах всей интеллигентной Москвы". Тихое спокойствие, которое источает картина заставляло людей снова и снова приходить на выставку. "Тихая обитель" говорит о чём-то сокровенном и близком, о чём-то родном, но в то же время непостижимо, недостижимо-далёком.

Вечер. Золотой Плёс (1889)

Часть дома с красной крышей, который изображён на картине, Левитан одно время снимал. В Плёсе, маленьком городке на берегу Волги, художник работал три года. Картина передаёт предзакатное ощущение, марево тумана над рекой плавно стелется, штиль, пастельных тонов небо готовится принять яркие краски закатного солнца. Тишина и гармония, покой и целостность.

Над вечным покоем (1894)

Об этой картине сам Левитан писал Павлу Третьякову: "В ней - я весь. Со всей своей психикой, со всем своим содержанием..." Эту картину Левитан писал под звуки Траурного марша из "Героической симфонии" Бетховена. Это одна из самых монументальных, трагических, но вместе с тем светлых картин художника. Почти полная симметрия неба и земли, церковь между ними, картина полна смыслами и глубиной.

Осень (1897)

Хочется запахнуть пальто, поднять воротник и смотреться в осеннюю даль, перебирать листья под ногами, дышать свежим осенним воздухом, немного прелым от пожухлой листвы, но кристально чистым. Осенняя тавтология неслучайна. В этой картине Левитана всё пропитано ощущением осени, той осени, про которую писал ещё Пушкин, той осени, когда в каждом человеке просыпается художник и мыслитель.

Сумерки. Луна (1899)

В поздних картинах Левитан всё чаще обращается к сумрачным ночным пейзажам. Тишина, едва ощутимое дыхание ночного ветра, различимого лишь по лёгкой ряби воды, неизвестные шорохи в невысоких береговых зарослях и луна, как маяк, как связующее звено между мирами, отражается в воде и освещает пейзаж.

Сумерки (1899)

Ещё одна сумеречная картина Левитана. Мир в предверии ночного отдыха, контуры размываются, предметы словно растворяются в наступающем сумраке. При этом - непостижимое ощущение покоя и смирения, которым наполнена картина, в ней нет ни одной лишней детали, композиция её лаконична и мудра предвечным покоем.

  источник

Художник Андрей Кимович Есионов.


Основной инстинкт.

Довольно интересное жизненное наблюдение художника. Природный инстинкт хищника- убивать. В суете городской жизни, кот, следуя инстинкту, поймал птичку и несет в зубах. Человек занят своими жизненными проблемами. А в целом мы все живет одним природным инстинктом- инстинктом выживания.
Таково философское осмысление, вроде бы простой картины с незатейливым сюжетом.

Андрей Кимович Есионов родился в 1963 году в Ташкенте. В 1990 году окончил живописное отделение Ташкентского государственного театрально-художественного института им.

А.Н. Островского. Пишет акварельные городские пейзажи, портреты современников, картины на философско-религиозные, мифологические и исторические темы.
Следует отметить, акварель- самый трудный стиль живописи. У Есионова это не бросается в глаза. Картины ярки, светлы и прекрасны. Художник философски осмысливает образы, темы картин. И это придает его картинам мировозрение художника, его понимание искусства и происхождения жизни на земле.
Его портретная живопись не является классической, не написана маслом. Но и в акварели мы узнаем своих современников, их знакомые черты и образы.
Что ни говори, а Есионов- прекрасный художник. Его картинами можно смотреть и наслаждаться.

Портреты наших современников.

Анатолий Карпов

Армен Джигарханян

Портрет композитора Геннадия Гладкова

Портрет модельера Вячеслава Зайцева

Портрет художника Зураба Церетели

Портрет кинорежиссёра Владимира Наумова

Портрет кинорежиссёра Петра Тодоровского

Портрет кинорежиссёра Эльдара Рязанова

Зарисовки художника " По странам мира"

Акварельные работы у художника прекрасны и впечатлительны.

Кавалер.

Венская двойка

Берлинский извоз

Берлинский извоз

Римская повозка

Серия "Улицы Мадрида"

Серия "Улицы Мадрида"

Дрезден. Theaterplatz

Старый Амстердам

Мемориальная церковь кайзера Вильгельма. Берлин.

Маросейка. Переход к Новинскому. Москва

Ильинка. Москва

Серия "Иерусалим". Священник

Серия "Иерусалим". Копт

Серия "Иерусалим". Пилигрим

Квантовый блюз

Развод по-итальянски

Не подглядывай!

Дама треф

Дама черви

Основной инстинкт

Диоген

Сотворение мира

Майдан

Судный день

Апокалипсис

Ренессанс

Бородинская битва. Белый старт. Checkmate в три хода.

Возвращение Афродиты

Серия "Мир манекенов"

источник

Свадебному фотографу из Южной Каролины Патрику Холлу (Patrick Hall) пришла идея

. Он решил запечатлеть реакцию людей, которых бьет током от электрошокера. Для того чтобы фотосессия стала веселее, каждого «подопытного кролика» снимали на видео, пока тот находился в нервозном ожидании предательского удара электрошокером от близкого человека, а в момент кульминации несчастного ослепляла вспышка фотокамеры, и вот готовый снимок с корчившимся от боли и страха лицом готов. Безумие в чистом виде!


«Люди, ожидавшие получить удар электрошокером, почти всегда нервничали и боялись предстоящего.

Зато у тех, кто должен был ударить, было совсем другое поведение. Большинство из них были рады причинить боль своему другу, и только после совершения удара на их лицах появлялось раскаяние», — говорит Патрик.

Одни кричали, смеялись и проклинали всё вокруг, другие оставались на удивление спокойными, в то время как получали разряд в 300 000 вольт.

Идею Патрика можно было бы назвать просто безумной, но желающих добровольно испытать на себе удар в 300 000 вольт оказалось немало.

Только четыре человека из участвующих в фотосессии остались невозмутимыми после разряда. Все остальные кричали, смеялись и матерились.


источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх