Поиск по блогу


Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.

развернуть

Стиль ампир в интерьерах

Вслед за классицизмом в Европе в начале XIX века в моду вошёл стиль ампир. В истории вслед за Древней Грецией могущественным и влиятельным становится Древний Рим, точно также и классицизм сменяется стилем ампир. Классицизм в большей степени был связан с влиянием Древней Греции, а стиль ампир был подвержен влиянию искусства Древнего Рима, а именно Рима периода империи.

Стиль ампир в интерьерах
 
Эпоха стиля ампир – 1800-1825 годы. Ампир означает имперский, зарождается он во Франции, во времена Наполеона, а именно во времена его успехов, его побед. Ведь ампир – это стиль империи, стиль триумфальных арок, арок, возводимых в честь побед, как в Древнем Риме, так теперь и в Париже.
File:Arc de Triomphe du Carrousel 2006.jpg
 
Ампир появится и в ХХ веке, так называемый сталинский ампир. Здания и целые архитектурные ансамбли в стиле сталинского ампира можно найти в Киеве, Москве и Минске. Так в Минске весь проспект Независимости от вокзала до здания БНТУ выдержан в духе сталинского ампира, стиля империи.
Стиль ампир в архитектуре
 
Казанский Собор построен в стиле ампир, а также сталинская высотка в стиле сталинский ампир.
 
Стиль ампир в архитектуре
 
Стиль ампир всегда отличается большой пышностью, блеском, помпезностью.
 
Но вернёмся в начало XIX века. Как и в архитектуре, так и в моде стиль ампир получает распространение.
File:Anton Radl Bьhnenbild Palmyra.jpg
Силуэт костюма эпохи ампир имеет цилиндрическую форму, стремясь к цилиндрическим очертаниям стройной и высокой колонны. Используются однотонная рельефная вышивка, симметричная декоративная отделка, плотные блестящие ткани.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
В мужской одежде распространённым становится появившийся ещё в эпоху классицизма фрак – шерстяной с высоким воротником-стойкой, обязательно тёмных тонов – чёрный, синий, серый, коричневый.
 
Носили такой фрак со светлым жилетом и такими же светлыми панталонами.
 
Верхний одеждой оставался также появившийся ранее редингот или сюртук. Сюртук постепенно становится основным элементом в мужском деловом костюме. А осенью и зимой носили редингот с двойным, а то и тройным воротником или же пелериной.
 
Причёски – в основном короткие, на головах – шляпы с небольшими и загнутыми по бокам полями.
 
Обувь – туфли и сапоги.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Но особенно сильным было влияние стиля ампир на женскую одежду. Яркой особенностью стиля ампир в женской одежде становится высокая талия, которая делит фигуру в соотношении 1 : 7 и 1 : 6, плюс прямая длинная юбка и узкий лиф.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
Корсеты столь популярные во времена барокко и вышедшие из моды в эпоху классицизма в период ампира вновь возвращаются. На смену мягким и лёгким тканям приходят плотные, к примеру, плотный шёлк, впрочем, также используются и тонкие прозрачные ткани, но обязательно на плотной, чаще шёлковой подкладке.
 
Стиль ампир, имперский стиль
Стиль ампир, имперский стиль
 
В женском костюме появляется и всё больше и больше декоративных элементов - рюши, оборки, кружева, вышивки. Вышивки часто выполнены однотонной белой гладью с золотой и серебряной нитью, блестящими пайетками.
 
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Для самих платьев в стиле ампир также были характерны: шлейф, низкое декольте, короткий рукав-фонарик на широком манжете.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
В верхней женской одежде в начале XIX века появляются короткие спенсеры, однобортные рединготы из хлопчатобумажных, а также шерстяных тканей, отделанные бархатом, атласом (а зимой — подбитые мехом). Верхняя одежда повторяет силуэт, форму и покрой деталей платья.
 
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Головные уборы – капоры самых разнообразных фасонов, а иногда и с вуалью, шляпы типа ток.
 
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
Тока – головной убор, который как раз таки появляется именно в эпоху Наполеона. Это была чёрная бархатная шляпа, украшенная перьями. Такая шляпа изображалась … на гербах, а именно на гербовом щите. Цвет околыша и количество перьев менялось в зависимости от титула хозяина герба. Так, к примеру, тока, изображённая на гербе дворян, имела зелёный околыш и одно перо.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Вскоре такой головной убор без полей и округлой формы стали носить и женщины.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
 
Именно в начале XIX века, как и в эпоху барокко, большое внимание уделяется причёскам и головным уборам, а именно их пышности и нарядности.
 
Также используются перчатки: длинные лайковые, иногда без пальцев, так называемые митенки.
 
Обувь – туфли, плоские и открытые, кожаные и на низком каблуке.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
Украшениями к платьям в стиле ампир служили жемчуг (как искусственный, так и натуральный), камеи, диадемы, колье, ожерелья, которые оборачивались вокруг шеи по несколько раз, на руках – браслеты, перстни, браслеты также носились и на ногах, серьги с подвесками.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
 
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Неизменной законодательницей моды в стиле ампир в начале XIX века была супруга Наполеона Бонапарта Жозефина.
Файл: Роберт Лефевр 03.jpg
Файл: Emprjose.jpg
 
Файл: Firmin Massot - Жозефин де Франс full.jpeg
Сегодня стиль ампир в одежде в основном представлен в платьях и сарафанах. Очень красивы свадебные платья. А вот особенности стиля ампир сегодня такие же, как и в начале XIX века: завышенная линия талии, наличие обязательной ленточки под грудью, а также струящийся силуэт и ощущение лёгкости. Длина также может быть до пят, как и вначале XIX, но может быть и короткой.
Стиль ампир, имперский стиль
 
Стиль ампир, имперский стиль
 
 
Платья в стиле ампир с укороченными юбками придают образу определённую женственность и даже кукольность, наивность. Из-за этой кукольности появилось и название стиля для подобных платьев – стиль baby doll.
 
Свадебные платья в стиле ампир шьются, как и из традиционного для ампира шёлка, та и из шифона. Обувью к таким свадебным платьям служат либо сандалии на плоской подошве, либо туфли на высоком каблуке. Волосы разбиваются на прямой пробор, гладко причёсаны, а на лоб спадают локоны. Если же волосы длинные, то их заплетают в две косы и укладывают в сеточку на затылке.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Стиль ампир - Имперский стиль в моде и архитектуры.
Плюсом платьев в стиле ампир является то, что они подходят практически всем. Так полным девушкам они помогут подчеркнуть грудь и скрыть полноту, девушкам с мальчишеской фигурой придадут женственности. А низким девушкам, платья в стиле ампир позволят выглядеть более высокими и статными.
 
Вероника Д.   http://www.liveinternet.ru/users/4723908/post230294527/
http://mylitta.ru/510-empire-style.html
http://fashiony.ru/page.php?id_n=12556
http://commons.wikimedia.org

Опубликовал Давид Смолянский, 13.01.2013 в 23:14
361

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
кулагина светлана
кулагина светлана 94 ампир очень красивый стиль. Текст скрыт развернуть
Лаки Лукерья Андреевна (не Помню)
Лаки Лукерья Андреевна (не Помню) 756 Ну Вероника ну Рассмешила...
За Фасоны платьев свистеть не буду...
Но!!!!!!!!!!!
Проспект Независимости в Минске присандалить к Сталинскому Ампиру до Самого БНТУ (В нем Обе Мои Дочки учатся)...
При чем от ЖД Вокзала (Проспект чуток в стороне от вокзала стоит)...
РЖУ НИМАГУ!!!!!!!!!!!!!!!! +++++++++++++++++++
Текст скрыт развернуть
Виталий Шумилов
Виталий ШумиловЛаки Лукерья Андреевна (не Помню) 391 А к какому архитектурному стилю вы отнесли бы проспект Независимости? Текст скрыт развернуть
OLGERD
OLGERD 2505 Очень любопытно преломление стиля ампир в архитектуре сталинского СССР.
Хотя изначально архитектура первых лет социализма была совсем иной...
Тогда наступило время архитектурного авангарда – рационализма и конструктивизма. Холодная, предельно рационалистичная и в чем-то даже нечеловеческая архитектура тех лет напрочь избавилась от всех «излишеств» вроде лепного декора. Вот только получилась эта эпоха совсем недолгой…
СССР превращался в одно из самых мощных государств мира, на глазах обретая имперское величие… Величие, требовавшее воплощения всеми архитектурными средствами. Поэтому с лета 1932 года ни один конструктивистский проект попросту не принимался к рассмотрению – в советской архитектуре почти мгновенно произошел переход к монументальному классицизму. Рубежом отсчета сталинского классицизма, или ампира (в том числе и от слова empire – империя), стал принятый в 1932-м проект грандиозного Дворца Советов – неосуществленный, но и незабываемый. На месте обращенного в прах храма Христа Спасителя планировалось воздвигнуть громаду 415-метровой высоты – над вершиной которой вознеслась бы в облака 80-метровая статуя Ленина...
Отныне стиль всей официальной архитектуры определялся стилем Дворца Советов. Именно в этом проекте нашли свое воплощение максимальная парадность и показное государственное величие. Массивные резные карнизы, пышные колонны, картуши, венки, аканты, розетки, барельефы с изображением государственной символики и счастливых трудящихся – возвращение лепнины стало поистине триумфальным. И в 1940–1950-х годах стиль советской империи наглядней всего воплотился в помпезных московских высотках и архитектуре метро.
Точку в этом торжестве поставила банальная экономика. Советский Союз понес в Отечественной войне громадные материальные потери – и попросту не мог позволить себе таких расходов. Эпоха сталинского ампира завершилась в мгновение ока, с выходом в ноябре 1955-го постановления ЦК КПСС и Совмина «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Под давлением Никиты Хрущева лепнина и фасадная, и интерьерная была признана пережитком прошлого, церковностью и поповством. А потому в новом социалистическом строительстве места для нее не нашлось... Любопытно, что по первому же решению партии и правительства архитекторы принялись спешно убирать из готовых проектов все рецидивы запрещенной лепнины и вообще любые декоративные элементы. Причем даже недавно построенные дома стали буквально хирургическим путем избавлять от всех уже смонтированных лепных «излишеств». На долгие десятилетия СССР превратился в страну типовых и строго функциональных зданий.

Проект Дворца Советов, квинтэссенция сталинского ампира. Увы, плотью не ставший:
Текст скрыт развернуть
Давид Смолянский
Давид СмолянскийOLGERD 7631 Спасибо, Ольгерд! Текст скрыт развернуть
OLGERD
OLGERD Давид Смолянский 2505 Да завсегда пожалуйста! ;-)))) Текст скрыт развернуть
Владимир Золоторевич
Владимир ЗолоторевичOLGERD 64 Интересное воспоминание на тему! В 1952 году нам, школьникам в городе Полоцке показывали эскизы нового железнодорожного вокзала ( вместо шикарного дореволюционного, разрушенного немцами) - вокзал венчал шпиль и пятиконечная звезда ( как на Московском проспекте в Ленинграде), а когда построили вокзал- шпиль и звезда исчезли, как архитектурные излишества, а остальное здание осталось! Был величестенный ампир, но многие люди жили в подвалах! Так Вам -шашечки или ехать? Текст скрыт развернуть
OLGERD
OLGERDOLGERD 2505 А вот он же, но в большем масштабе - причем кликабельный... Текст скрыт развернуть
Natali
NataliOLGERD 1641 Господи...кошмар архитектуры... Текст скрыт развернуть
Полынов
ПолыновOLGERD 521 Это другой проект Дворца Советов, Ольгерд.. Всего их было порядка двух десятков.. Один даже с вечным огнем вместо Лукича.. Не нашел его в инете, но видел в ГлавАПУ Москвы.. Текст скрыт развернуть
миша ю.
миша ю.OLGERD 64 жалко, его не построили...это такая притягательная гигантомания, все коммунисты приходили бы молиться к этому мегаллиту..."о, воплощённый коммунизм, о светлый ленин ! ныне присно и во веки веков...) Текст скрыт развернуть
Показать новые комментарии
<< Назад Вперед >>
Комментарии с 41 по 52 | всего: 52
Комментарии Facebook

Свежие статьи

Фантастические женские образы в творчестве художника Кароль Бак (Karol Bak)

Фантастические женские образы в творчестве художника Кароль Бак (Karol Bak)

Кароль Бак родился в 1961 году в Польше (город Коло). Мастер прошел обучение в Академии изобразительных искусств в Познани, где до сих пор живет и работает. Картины Бака выполнены маслом по холсту, и часто он работает сразу над несколькими картинами. Это настоящий профессионал в живописи, его работы это не р…


Ludmila Pozdneva 16 июл, 22:29 +1
Очаровательные женские образы в творчестве Ричарда Джонсона (Richard S. Johnson)

Очаровательные женские образы в творчестве Ричарда Джонсона (Richard S. Johnson)

      Ричард Джонсон  ( Richard S. Johnson ) - современный американский художник, родился в Чикаго в артистической семье. Закончив американскую Академию Искусств, в начале своей художественной карьеры работал иллюстратором. После победы в конкурсе Международного Журнала художников Ричард был приглашен на раб…


Ludmila Pozdneva 16 июл, 22:00 +5
Густав Малер

Густав Малер

Густав Малер (7 июля 1860, Калиште, Чехия - 18 мая 1911, Вена) — австрийский композитор и дирижёр. Один из крупнейших симфонистов XIX и XX веков. Иван Соллертинский (театральный и музыкальный критик): Коснемся вкратце биографии Малера. Судьба его — судьба музыканта, выходца из провинциальной мелкобуржуазной семьи. Сначала — музыкальные уроки, ранняя борьба за кусок хлеба. У юноши — гениальные дирижерские способности. С 19 лет он за капельмейстерским пультом, сначала в оперетте, затем в опере. 28 лет—главный дирижер Будапешской оперы. С 1897 г. по 1907 г. возглавляет дирижерскую часть Венской оперы, сделав этот театр первым оперным театром мира. Осуществляет исторические постановки «Фиделио», «Тристана и Изольды», Моцартовского цикла. Моцарт буквально открыт заново, освобожден от салонного рококо и жеманной грации, — плодов мещанской стилизации XIX века; в Моцарте подчеркивается демонизм, импульсивность, мощь молодого класса. «Фигаро», например, по словам венского критика Рихарда Шпехта, показывался как бы в перспективе невидимой, но явственно ощущаемой французской революции: вместо легковесной водевильной интриги на первый план проступала бунтарская социальная комедия. Малер объявляет беспощадную войну традициям, рутине, лени, обиходам и привычкам премьеров, уничтожает дотоле всемогущую клаку, держится с прямолинейностью фанатика, работает по 16 часов в сутки, требуя с логикой аскета и от других такой же полной самоотдачи делу. В опере совершаются чудеса, но одновременно растут и интриги привыкших к лени «любимцев публики» и примадонн против гениального новатора. Борьба длится целых десять лет, но в конце концов предопределена. В 1907 году Малер вынужден покинуть оперу. Помимо глубокого разочарования он выходит с неизлечимой болезнью сердца. С 1908 по 1911 гг. дирижирует концертами, по преимуществу в Америке. В 1911 умирает. Пo портретам, по письмам, воспоминаниям нетрудно воссоздать облик Малера. Он худощав, небольшого роста; бритое лицо со впалыми щеками, громадный лоб, беспокойно сверкающие из под очков глаза, остроконечный череп с взъерошенной шевелюрой. Одет небрежно. Внешний вид фанатика и аскета. Бросается в глаза исключительная нервность. Малер в непрерывном возбуждении, экзальтации: он постоянно подергивается, он конвульсивно жестикулирует («мимика одержимой судорогами кошки» — традиционная острота по поводу внешней манеры его дирижирования); он не разговаривает, а кричит, заклинает, проповедует, осыпает сарказмами; он не ходит, а бегает. Подобно Вагнеру, он может сказать, что «только тогда ему было по себе, когда он был вне себя».   http://justlife.narod.ru/sollertinsky/sollert_mahler_01.htm   Александр Оссовский (музыковед): Сейчас кажется крайне странным, что музыка Малера – всегда говорящая искренне и просто – была непонятна современникам. А, между тем, Малера можно назвать непризнанным композитором. Вот что пишет его близкий друг, знаменитый дирижер Бруно Вальтер: «в июне 1894 года по всей музыкальной прессе прокатился вопль негодования - отзвук исполнявшейся Первой симфонии Малера. Судя по критическим отзывам, это произведение своей пустотой, банальностью и нагромождением несоразмерностей вызывало справедливое возмущение. Помню, с каким волнением я проглатывал газетные отчеты об этом концерте; я восхищался неизвестным мне смелым композитором и страстно мечтал познакомиться с этим необыкновенным человеком и его сочинением». Малер действительно был совершенно необыкновенным человеком. От природы пылкий, обаятельный и общительный, он часто сталкивался с апатией и ленью оркестрантов, - и становился язвительным, горько ироничным, но никогда не уступал. Конечно, вспыхивали конфликты, из-за которых Малер нередко терял работу – так было и в Лейпциге, и в Будапеште, и в Вене, и в Нью-Йорке, - но композитор вел себя по-прежнему. По словам Бруно Вальтера, «самой сильной стороной Малера-дирижера был его душевный жар», благодаря которому «музицирование превращалось в обращение души к душе». Таким же «обращением души к душе» можно назвать и музыку Малера, - Девять симфоний, «Песнь о земле» и вокальные циклы. Славы дирижера, все более шумной, он, казалось, вовсе не замечал. А славы композитора так, в общем, и не дождался.     Малер и Рахманинов  16 января 1910 года в Нью-Йорке Рахманинов вновь исполнил свой Третий концерт, за дирижерским пультом стоял великий австрийский композитор и дирижер Густав Малер. Позднее Рахманинов рассказывал музыковеду О. Риземану : «…В то время Малер был единственным дирижером, которого я считал возможным поставить рядом с Никишем. Он отдавал всего себя, чтобы довести довольно сложный аккомпанемент в концерте до совершенства, хотя был совершенно измучен после другой продолжительной репетиции. У Малера каждая деталь партитуры оказывается важной, что так редко бывает среди дирижеров…». Аксели Галлен-Каллела. Портрет Густава Малера. Холст, масло Г. Малер. Шарж О. Белера Пётр Вайль. "Гений места" . Из главы "Марш империи" (Вена - Малер) Австрийская столица еще волнуется оперными страстями  - хотя и ничтожно по сравнению с концом XIX - началом XX столетия: тогда музыкантов знали, как матадоров в Севилье. "Когда он шел по улице, то даже извозчики, оборачиваясь ему вслед,  возбужденно  и испуганно  шептали:  Малер!"  - вспоминал дирижер Бруно  Вальтер.  И добавлял: "Популярность не означает любви, и он, конечно, никогда  не  был любим, то  есть не был  чем-то вроде  "любимца  Вены":  для добродушных венцев  в нем было слишком мало  добродушия".  Журналы наперебой публиковали карикатуры, издеваясь над его экспансивным дирижированием. На ту же тему были  остроты: "гальванизируемая  лягушка",  "кошка в судорогах". За десятилетие директорства  в Венской опере (1897-1907) Малер нажил  множество врагов: в  работе  он  был  диктатор,  причем  капризный.  Завел  невиданные порядки: опоздавшие, даже высокопоставленные, не допускались в зал. Известны случаи, когда жаловались императору (в конце концов, опера была придворной), но  тот отвечал, что  есть  директор: "Я могу выразить желание, но не отдать приказ".  Ромен  Роллан  проницательно заметил:  "Я думаю, Малер  страдал от гипноза власти". От имперского комплекса власти, попробуем уточнить.      В итоге Малер, вознеся оперу на невиданные в Вене  высоты, все же уехал в  Нью-Йорк,  оставив позади "длившееся  десять  лет празднество, на которое великий   художник   пригласил   товарищей   по   работе  и  гостей.   Какой знаменательный и счастливый случай в истории нашего искусства!" (Вальтер).  Венская опера   Следы  этого празднества  видны  и сейчас. В  Венской опере, помпезной, самодовлеющей, Малер  заметен больше, чем  другие  здешние звезды (а венцами были Глюк, Гайдн, Моцарт, Бетховен, Шуберт, Брамс,  Брукнер, Штраусы, Берг). В  гобеленовом  зале  фойе  - пестрый  портрет  Малера  кисти  Р.  Б. Китая, подаренный Гилбертом  Капланом, уолл-стритовским брокером, который переменил жизнь, услышав малеровскую Пятую: бросил биржу, выучился дирижированию, стал мировым авторитетом. Это свойство есть у музыки Малера - втягивать, вызывать нечто вроде религиозного экстаза или симптомов болезни, малярии, допустим.      Для меня  отдельного - личного -  смысла исполнена  почти каждая из его симфоний. Первая и Третья  показали  возможность  нестыдного  пафоса  -  что называется,  раскрепостили.  Внятные  уроки  композиции дала  и дает Вторая. Точно знаю, что эмоциональные пустоты лучше всего заполняет самая "легкая" - Четвертая - и применяю  ее терапевтически.  Благодарно  помню, как  выручала Шестая,   самим  автором   названная  "Трагической".   Пятая   утвердила   в амбивалентности любых чувств: томительное "Адажиетто", превращенное Висконти ("Смерть в Венеции") в похоронный плач, было  любовным посланием композитора невесте. И всегда особое место будет занимать Седьмая.      28 января 1996 года после обеда в  своей пражской  квартире  я лежал на диване и слушал музыку.  В  тот день -  Седьмую  Малера. Во  время четвертой части, Nachtmusik, Ноктюрна - тут помню мельчайшие детали  - в комнату вошла жена и  что-то  страшно  сказала. Огромный по-малеровски оркестр  -  это был Нью-Йоркский филармонический под управлением Бернстайна - гремел, и я ничего не услышал. Но  - понял. Но  -  понимать  не захотел.  Однако  нажал  кнопку "пауза"  на  черной коробочке, и второй возглас жены, старавшейся  перекрыть музыку, раздался воплем в полной тишине: "Иосиф умер!"     Так  Малер,  чья  симфония  за 88  лет  до  того дебютировала в  Праге, вернулся в  этот  город  и  с  помощью  Бернстайна,  записавшего  Седьмую  в Нью-Йорке  в  те  дни, когда  Бродский грузил  навоз в Норинской,  приглушил ноктюрном  нью-йоркскую  новость.  Важное в  жизни рифмуется куда чаще,  чем хотелось бы.   Бронзовый бюст Малера работы О.Родена      ...Роденовский  Малер черной  бронзы,  отражаясь  затылком  в  зеркале, глядит на  театральный буфет  Венской  оперы,  где  бокал шампанского  стоит тринадцать  долларов,  на  публику  -  респектабельную,  как  в  его  дни, с поправкой на моду, разумеется. В Вене, по крайней мере, нет таких перепадов, как  в  нью-йоркской   "Метрополитен",  где  в  партере  оказываешься  между смокингом и джинсами с майкой.      Впрочем,  подобная  эклектика  -  вполне  в  духе  Малера:  чередование торжественности с обыденностью, пафоса с фривольностью. Марши, вальсы,  звон коровьих колокольчиков, народные песни, танцы и т.п. - все вбиралось в ноты. Малер бывает патетичен  и сентиментален, но - как сама жизнь, и в его музыке это  натурально.  …Вводя в  симфоническую музыку текст, Малер  доходил до  гениального  богохульства: "Я просто обыскал  всю мировую литературу вплоть до Библии, чтобы найти разрешающее слово, и в конце концов был принужден сам облечь свои мысли и ощущения в слова".  В частном  обиходе он  охотно сочинял стихи, но  все же совсем другое  дело - предпочесть  свои дилетантские сочинения любой поэзии вплоть до библейской.      Самомнение гения? Скорее "чудовищное ощущение миссии", о котором писала в дневниках его жена.  Сам Малер объяснял: "Становишься, так сказать, только инструментом,  на котором  играет  Вселенная... Моя  симфония  должна  стать чем-то таким, чего еще не слышал  мир! В ней вся природа обретает голос".       Из писем Малера и воспоминаний о нем встает фигура, в которой органично сочетались    интеллектуальность   с    наивностью,    рафинированность    с провинциальностью, австрийская  столица, где  он окончил свои дни, с чешской деревней, где он появился на свет.      Малер был необычно  для  музыканта образован: разбирался в естественных науках, знал философию и литературу, испытал сильнейшее влияние Шопенгауэра, Ницше,  Достоевского.   Беседуя  с  учениками  Шенберга,   посоветовал  ему: "Заставьте  этих  людей прочесть Достоевского! Это важнее, чем контрапункт". Тонко и точно выразился об "Исповеди" Толстого: "Страшно грустное варварское самоистязание постановкой фальшивых вопросов". Только умный человек мог  так просто  сказать  о вкусовых  различиях: "Не обозначают ли слова "это  мне не нравится" не что иное как "я не понимаю этого". Когда в детстве Малера  спрашивали, кем он  хочет  быть, отвечал: мучеником.  Он искренне волновался  по  поводу своего  "Прощания"  из "Песни  о  земле": "Как вы думаете? Можно это  вообще выдержать? Люди не будут кончать после этого самоубийством?"     Он обожал  природу - это  очевидно в музыке.  Но отношение  -   чисто  художническое,  то   есть   потребительское,  то  есть единственно возможное для человека, который  у Ниагарского водопада заметил, что  все-таки  предпочитает "артикулированное  искусство  неартикулированной природе".  Когда  Бруно  Вальтер  приехал  к  Малеру  на  Аттерзее  и   стал восхищаться пейзажем,  тот перебил: "Не трудитесь смотреть - я  это все  уже отсочинил" - и повел слушать музыку.     По  его  собственному  признанию,  Малер мыслил  не  мелодиями, но  уже оркестрованными темами.  А "Вена  была великолепно  оркестрованным  городом" (Цвейг). Этот город создавался при Малере и укреплялся Малером. Опера открылась в 1869,  за шесть лет до того, как Малер приехал сюда учиться  в консерватории. Тогда в  столице было меньше миллиона жителей, а  когда он  занял  пост директора Венской оперы  в 1897  -  уже  больше  полутора  миллионов.  Через  весь город  прошли  линии электрического  трамвая.   В  квартире   Малера  на   Ауэнбруггерштрассе,  2 установили служебный телефон, ему предоставили автомобиль - номенклатура!      Дом  и  сейчас выглядит  солидно.   Здание пятиэтажное… В  малеровском подъезде располагается  местное  отделение  "Гринпис"  -  при  его  любви к  природе, преемственно.      Вся  его  жизнь  предстает  центростремительным   движением  к  Вене  - круговым, радиальным,  с приступами  и  отступами. "Моя конечная цель есть и останется Вена.  Я  никогда не чувствую  себя дома где-либо еще" - это Малер осознал очень  рано. Он не  стеснялся в выражениях, говоря о Вене: "божество южных широт", "земля обетованная". Противореча фактам, родиной называл Вену.      Между тем сын винокура и внук  мыловара Малер родился в чешской деревне Калиште,  где  и  сейчас  все  население -  триста  человек… В первые свои шесть лет  в Венской  опере Малер поставил  восемнадцать  новых для города вещей,  из них четыре  -  русские: "Евгений Онегин",  "Демон",  "Иоланта",  "Пиковая дама". Первым представил в США "Проданную невесту" и "Пиковую даму".    Из мемуаров проступает человек буйного темперамента, при  первых  встречах производящий впечатление романтического героя с импульсивным характером. А чтение его  писем выявляет способность к  точным  калькуляциям, холодному  расчету.  Директор будапештской  оперы  в  рекомендательном  письме  в Вену специально  отмечал способности Малера к "коммерческой стороне художественного  предприятия". Не будет  преувеличением  сказать,  что  именно  Малер придал  фигуре  дирижера нынешний статус полновластного хозяина оркестра или театра.  Семнадцать   лет   он   кружил   по   империи,   работая   в   Словении (Лайбах-Любляна), в Моравии (Ольмюц-Оломоуц), в  Богемии (Прага), в  Венгрии (Будапешт), отходя для разбега в Германию (Лейпциг, Кассель, Гамбург), сужая круги, подбираясь к центру. Осада (Вены) завершилась триумфом.      Победа была тем более полной, что маленький  (163 см) провинциал взял и одну из  первых столичных красавиц. Венчались  в самой большой церкви Вены - Карлскирхе, диковатой для стильного города: помесь барокко, римских аллюзий, мавританства.  Альма Шиндлер Альму Шиндлер, приемную дочь художника Карла Молля, одного из лидеров венского Сецессиона, с юности окружало обожание не просто мужчин, но мужчин выдающихся. Так шло всю жизнь: к ней сватался Климт,  у нее был роман с композитором Цемлинским, трехлетняя неистовая связь с живописцем Кокошкой, после смерти  Малера  она вышла за архитектора Гропиуса,  а  уже  50-летней, словно  завершая охват всех искусств,  за писателя  Верфеля. Альма  сочиняла хорошую музыку, но Малер условием брака поставил ее отказ  от  творчества: в семье  хватит  одного   композитора.  Вену  он  не  просто  побеждал,  но  и растаптывал. Похоже, он и любил ее - побежденной.      Малер  покинул Вену, когда перестал ощущать  себя  триумфатором.  Венцы слишком  поклонялись   музыке,   чтобы  десять  лет  терпеть  деспотического законодателя, пусть и гениального.      Можно предположить, что иной Веной для него могла бы стать Америка, где он  оказался  первым  иностранным композитором,  который  реально  влиял  на повседневную музыкальную  жизнь, хотя тут уже с успехом работали Чайковский, Дворжак, Рихард Штраус. По письмам из Нью-Йорка разбросаны признания: "Здесь вовсе не  царствует  доллар,  его только легко  заработать.  В  почете здесь только одно:  воля и умение... Здесь все  полно широты, здоровья"; "Так  как люди  здесь непредубежденные,  то я надеюсь найти благодатную почву для моих произведений, а для себя - духовную родину"; "Я,  конечно, проведу ближайшие годы здесь, в Америке. Я в полном восторге от страны..." Помешала болезнь  -  иначе  у Америки  были бы не только  Рахманинов  и Стравинский, но и Малер.     Выбирая место для поселения на покое, уже зная о больном сердце, но  не зная,  что  умрет  от  этого  пятидесятилетним  через  год  с  небольшим, он прикидывал: "Мы с Альмой  теперь  увлекаемся тем,  что каждую неделю  меняем планы  насчет  нашего   будущего:   Париж,  Флоренция,   Капри,   Швейцария, Шварцвальд...  И  все же  я  думаю,  что в  ближайшее  время  мы  обоснуемся где-нибудь близ Вены, где светит солнце и растут красивые виноградные  лозы, и больше не будем трогаться с места".     Легко  сообразить,  где  такое место,  - это Гринцинг, северная окраина Вены. Возвратившись  в  Вену  умирать,  Малер окончательно вернулся  именно в Гринцинг в мае 1911 года  - на местное кладбище. Здесь, а не на Центральном, рядом с Бетховеном, Шубертом, Брамсом, Штраусами, он завещал себя похоронить - без речей и музыки. На невысоком надгробье в стиле арт-деко - только имя и фамилия. Малер  сказал:  "Те, кто придут ко мне, знают, кем я  был, а другим знать не надо". Могила Густава Малера. Вена.        Теперь уже  знают все.  С 70-х  годов критики заговорили о малеромании. Часто  цитируют его  слова: "Мое время  еще придет". Оно  и пришло  -  когда разорванное сознание века ощутило потребность в синтезе. Не только в светлой гармонии классики, но и в  преодолевающих  эклектику и  разнобой малеровских гигантах ("переогромленность" - подходящее слово Мандельштама).      Уникально  для  великого  композитора:  Малер  сочинял только  песни  и симфонии.   Ни  сонат,  ни  этюдов,  ни  концертов,   ни  квартетов  -  либо непосредственное, нутряное, птичье самовыражение, либо уж состязание с самой природой во всеохватности.      Малер уверял, что  мыслит уже  оркестрованными темами,  с нюансами  и  вариациями.  Это  эпическое  мышление.  Все его  симфонии можно воспринимать  как  последовательный  ряд -  вроде  прустовского  "В  поисках утраченного времени".  При  этом любая в  отдельности - философия  жизни  от начала до конца, от рождения до  смерти. Невероятно амбициозная  задача,  но Малер и говорил с характерным простодушием, что его цель - в каждой симфонии "построить мир".  Единый, составленный из разнообразных частей, но цельный  -  как  город Вена,  роскошный и самодостаточный,  вобравший традиции,  уклады, обычаи, этносы, языки. Mahler Symphony No. 5 Adagietto Karajan Part 1 https://www.youtube.com/watch?v=wwyYyfP0b0w " target="_blank"> https://www.youtube.com/watch?v=Les39aIKbzE " target="_blank"> Густав Малер Симфония №4, III ч. ( фрагмент )   https://www.youtube.com/watch?v=wMf121kPh3U " target="_blank"> Gustav Mahler - 3rd symphony conducted by Solti. 6: Langsam. Ruhevoll. Empfunden (part 2)  https://www.youtube.com/watch?v=sscbzfLdJBA " target="_blank">              


Надежда- Сумина 14 июл, 09:18 +1

Приглашение на посещение интернет-галереи «Ruslan`s»

  Уважаемые интернет-пользователи!   Приглашаем Вас посетить нашу интернет-галерею «Ruslan`s» по адресу artruslans.com .   На сайте Вы сможете бесплатно добавить свои 10 работ, а также просмотреть и скачать работы других участников.   Предлагаем разместить Ваш баннер с аннотацией Вашего сайта: краткая информ…


Ruslans Интернет-галерея 10 июл, 02:36 0

Картины из меха

Картины из натурального меха .  Сергей Тимофеев г. Тамбов


Сергей Тимофеев 8 июл, 11:34 0
Скульптуры из бонсай деревьев от Таканори Айба

Скульптуры из бонсай деревьев от Таканори Айба

Таканори Айба – японский художник, который специализируется на сложных скульптурах на бонсай деревьях.  Бонсай – это искусство выращивания точной копии настоящего (иногда карликового) дерева в миниатюре. Ранее художник работал в качестве архитектора и иллюстратора лабиринтов для журнала. В 2003 году он решил…


Игорь 7 июл, 13:19 +1
Сила духа древних мест

Сила духа древних мест

На свете есть места, которые иначе, как местами силы и не назовёшь. Это древние городища там, где жили наши предки. Эту землю они сохраняли для нас, вложили в неё всю свою мудрость и любовь. Там живёт дух древних жителей, облаками плывущий над землёй, над курганами. Россыпью звёзд души предков освещают древн…


Кира С. 17 июн, 18:42 +6
Современный корейский художник. Young Chun

Современный корейский художник. Young Chun

  Годы работы в больницах в Лос-Анджелесе, ежедневные столкновения с  ситуациями, когда человек находится на грани между жизнью и смертью; расширили кругозор Янга и изменили его приоритеты в жизни, добавляя всё новые штрихи в его художественное видение. В феврале 2011 года, он оставил работу в качестве врача…


Александр Иванченко 10 июн, 18:35 -2

Последние комментарии