Валентин Серов:"Каждый портрет для меня — целая болезнь"

Подобно многим людям творческих профессий, Серов порой испытывал истинные муки при создании заказанной работы и надолго затягивал ее сдачу. «Каждый портрет для меня — целая болезнь», — писал он невесте. Иногда художник с сердцем высказывался и о заказчиках, и о получившихся портретах.

«Не знаешь ли, портрет Николая II отправлен в министерство и протер ли Л.
Бакст ему глаза (т. е. не глаза, а вообще что пожухло)? Хотелось бы мне что-нибудь по этому поводу спросить у Опритца, что ли, что, мол, как вообще деньги мне за него заплатят или как?»

О портрете знаменитого певца Мазини, который клиент передумал покупать: «Решено его продать какой-нибудь богатой психопатке, одержимой Мазинием».

О Елизавете фон Мекк: «Оказывается, что барыня сия весьма шальная и мелких долгов не платит. Хорошо, пожалуй, что портрет на даровщинку ей не написал».

О портрете графа Юсупова: «Вчера начал князя по его желанию на коне (отличный араб бывшего султана). Князь скромен, хочет, чтобы портрет был скорее лошади, чем его самого, — вполне понимаю. Тоже неплохо, кажется».
***
А вот еще цитата из Серова. Ну, не любил живописец нечаянных натурщиков, что поделаешь!)

Валентин СЕРОВ — НЕИЗВЕСТНОМУ Лето 1907 г.
Милостивый государь!
При всей патриархальности здешних нравов я все же не могу не сообщить вам, что избранное Вами перед самой дачей место для купанья (без всякого костюма) несколько смущает обитательниц моей дачи. Готовый к услугам В. Серов
Источник ➝