Последние комментарии

  • Надежда Семенец15 декабря, 19:47
    если уж так Япония была обособлена - откуда же тогда взялся австралийский какаду?.... чёт не вяжется... но работы так...Великий художник эпохи Эдо и гордость Японии - Ито Дзякутю
  • Белка Затейница (Шелл)15 декабря, 19:26
    с большим чувством изображены и тигры, и петухи, и даже - цветы...:)Великий художник эпохи Эдо и гордость Японии - Ито Дзякутю
  • Наталья Политова (Панова)15 декабря, 17:41
    Тигры хороши!Великий художник эпохи Эдо и гордость Японии - Ито Дзякутю

Беззаботное советское детство без гаджетов и соцсетей на добрых иллюстрациях Евгения Медведева

Иллюстрации Евгения Медведева, в которые в детстве хотелось залезть и найти друзей.

Иллюстрации Евгения Медведева, в которые в детстве хотелось залезть и найти друзей.

Иллюстрации Евгения Медведева с детства знакомы каждому. Книга Владислава Крапивина, Януша Корчака, Марка Твена или Астрид Линдгрен становилась вдвое интереснее с рисунками Медведева. Со страниц тогда смотрели живые, смутно знакомые — словно в соседнем дворе такое видел — весёлые и задумчивые лица.
Медведев неслучайно стал одним из самых любимых иллюстраторов советских детей и детей девяностых.



Евгений Медведев не может похвастаться экзотической биографией. Он родился в Москве в тридцатые годы. Ходил на кружок ИЗО в Дом пионеров — не в Москве, в Ташкенте, где жил в эвакуации почти всю войну. После седьмого класса решил сразу получать профессиональное образование и поступил в Московское художественно-графическое училище. Окончил его с красным дипломом и тут же подал документы на высшее, в Московский полиграфический институт. Конечно же, его взяли.

 
Иллюстрации Евгения Медведева к книгам Владислава Крапивина.

Иллюстрации Евгения Медведева к книгам Владислава Крапивина.



 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Владислава Крапивина.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Владислава Крапивина.


Его карьера как иллюстратора началась именно после окончания института, в шестидесятом. Поначалу он сотрудничал с детскими и юношескими журналами и только, как сам Медведев выражается, «нарастив мускулы», попробовал подступиться к книжным издательствам. Очень скоро молодой художник стал у писателей нарасхват. «Что вам всем Медведева подавай?» удивлялись редактора. «Он не резиновый, и других иллюстраторов хватает!»

Работу Медведева с текстом всегда отличала исключительная внимательность. Он не выхватывал отдельных слов, просматривая книгу. Садился, читал, выписывал каждое упоминание внешности героев. Высматривал детали сцен, которые иллюстрировал. Не бывало так, чтобы мальчик-блондин был нарисован рыжим или по-прежнему ходил в шортах, когда по сюжету переоделся в школьную форму и шёл в ней по улице.

 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Януша Корчака.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Януша Корчака.



 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Януша Корчака.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Януша Корчака.


Часто Евгению Алексеевичу задавали вопросы: почему он выбирает для иллюстраций книги, где неизменно главный герой — мальчик? В результате девочки очень редко видят себя на его иллюстрациях, чаще всего — где-нибудь в массовке. Медведев неизменно отвечает, что у него нет такого опыта — быть девочкой, поэтому ему проще рисовать мальчишек.

В конце концов, мало ли иллюстраторов-женщин? Кто лучше них понимает девочек? А это очень важно — понимать того, кого рисуешь. По той же причине Медведев не любит рисовать взрослых. У него самого не получилось стать до конца взрослым; других «больших» он понимает очень плохо.

 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Юрия Сотника.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Юрия Сотника.



 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Юрия Сотника.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Юрия Сотника.


Но, собственно, девчонки на Медведева никогда не обижались. Они влюблялись в его нарисованных героев. А взрослым было безразлично, что часто они выходят на рисунках Медведева чуть карикатурными. Главное, что детей радуют книги с его иллюстрациями.

Евгений Алексеевич помнит, как впервые нарисовал иллюстрацию к рассказу. Рассказ был его собственный, исключительно устный: он узбекскому мальчишке говорил, что в Москве сейчас снег и ёлки наряжают. Мальчик-узбек не понял, что такое — ёлки? И Медведеву пришлось нарисовать это странное для жители Узбекистана дерево.

 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Юрия Сотника.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Юрия Сотника.



 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Владислава Крапивина.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Владислава Крапивина.



 
Иллюстрации Евгения Медведева к повести Владислава Крапивина.

Иллюстрации Евгения Медведева к повести Владислава Крапивина.


Работа над иллюстрациями во времена, когда не было интернета, была непростой. Часто Евгений Алексеевич, читая текст, чувствовал себя как тот узбекский мальчик: что, что это такое? Названия кораблей или каких-то реалий заграничной жизни давали ему очень смутное представление. Значит, и маленький читатель не поймёт, ему должна помочь картинка. Медведев шёл в библиотеку, искал описания и рисунки, тщательно выписывал детали, чтобы потом, бросив взгляд на картинку возле текста, какой-то мальчишка или какая-то девчонка сказала себе: «а, понятно!»

Один раз Медведев получил письмо. Два пионера поспорили из-за его иллюстрации. Там был нарисован летящий самолёт с неубранными шасси. Может такое быть или не может? Неужели художник ошибся? Но он действительно ошибся, о чём честно написал в ответном письме. И старался впредь быть ещё внимательнее.

Хотя Медведев много лет дружил с Юрием Сотником и Владиславом Крапивиным, он всё же считает, что с автором у художника отношений быть не должно. Только с текстом. Когда Евгений Алексеевич работал над очередной книгой, то на весь день запирался в комнате. Не впускал даже любимую маленькую дочку: только бы не отвлекаться. Он всегда полагал, что для работы художнику нужно временное одиночество. Не разбавляемое ничем — чтобы не потерять нить, очарование текстом. 

Источник ➝