«Дождь, пар и скорость романтика пейзажа Джозефа Тёрнера .

Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер (англ. Joseph Mallord William Turner, 1775—1851) — британский живописец, мастер романтического пейзажа, предтеча французских импрессионистов.

«Автопортрет» 1799г.

 

Джозеф  Тернер родился 23 апреля 1775 года в семье цирюльника в самой гуще центральных улочек Лондона. Детство художника, по всей видимости, было омрачено душевным расстройством матери, склонной к неожиданным и неконтролируемым приступам гнева.  В бумагах и письмах Тернер не упомянул о матери ни разу за всю свою жизнь.

 
Уже в детстве мальчик проявил большие способности к рисованию. Он целыми днями пропадал возле Темзы, без конца рисуя саму реку и ее берега. Таким образом, главную тему своего творчества (пейзаж) художник нашел еще в отрочестве.
В 1785 году Тернера отдали учиться в школу в Брентсде-форде. Приблизительно к этому времени относятся самые ранние из дошедших до нас набросков и рисунков художника. Первая подписанная им акварель (с видом Оксфорда) датирована 1787 годом, а три года спустя акварель Тернера (с видом дворца Ламбетт) была выставлена в Королевской академии. К этому первому успеху Тернер пришел уже не дилетантом, успев поучиться у архитектора Томаса Хардвика и у тонкого художника-акварелиста Томаса Мелтона. 

 


«Уэльский мост в Шрусбери» 1794 г.
акварель частная коллекция

 

В 1790-х гг. Тёрнер обратился к масляной живописи. В его маринах заметно влияние голландских мастеров XVII в. Ранние произведения художника исполнены вполне традиционно, в темной гамме («Рыбаки в море», 1796, Галерея Тейт, Лондон). Здесь особенности освещения становятся средством нагнетания драматического настроения.

 

«Рыбаки в море». 1796 г.

91 x 122 см. Холст. Масло.
Тейт Британ, Лондон, Великобритания

На картине  несколько рыбачьих судов в открытом море ночью. Лунный свет, льющийся в прорывы облаков, освещает на волнах лодку, на которой мигает красноватый огонек фонаря. Тернер осваивает непривычные для него возможности масляной живописи: он усиливает контрасты между освещенными и затемненными частями и старается передать едва уловимое различие рефлексов фонаря от бликов лунного света на волнующейся водной глади океана. Уже в этой первой картине маслом он строит беспокойный световой овал композиции и окружает месяц туманным ореолом. Тернер воплотил в этой картине свое трагическое ощущение неустойчивости бытия в зыбкости набегающих пенистых валов, столкновении резких диагоналей мачт и парусов и безнадежности усилий копошащихся в лодках людей, выхваченных из мрака надвигающейся бури случайно прорвавшимся лучом. Характерный овал композиции особенно ясно виден в подготовительном рисунке с его черной громадой поверженного на бок корабля и стремящейся наперерез ему по орбите огромной кривой волны утлой лодчонки, белый парус которой стремительно несется к своей гибели и точно взывает о помощи.

 

 С первых своих работ Тёрнер начинает разрабатывать тему конфликта между человеком и разрушительными силами стихии («Мол в Кале. Французы готовятся выйти в море: прибывает английское пассажирское судно»), которая будет возникать на протяжении всего творческого пути художника («Пожар парламента, 16 октября 1834»).

"Мол в Кале. Французские рыбаки выходят в море, прибывает английское пассажирское судно". 1803 г.
Холст, масло. 172х240 см.
Галерея Тейт, Лондон.

В этом шедевре Тёрнера явь сплетается с вымыслом, что вообще характерно для лучших его картин. В работе отразились впечатления, связанные с прибытием художника во Францию во время его первого путешествия за границу. Корабль, на котором он плыл, попал в шторм, из-за чего не мог пришвартоваться в Кале. Сгоравший от желания как можно скорее оказаться на суше, Тёрнер пересел в шлюпку. Эта затея чуть не закончилась трагедией. Путешественник позже записал в своем дневнике: "Мы все же высадились в Кале. Но едва не утонули при этом". Тёрнер всегда стремился  к тому, чтобы как можно реалистичнее передать на картине происходящее. На полотне великолепно изображены пенящиеся волны, рвущие паруса порывы ветра, развевающиеся одежды людей, стоящих на причале. А бурное море и небо, с пробивающимися то тут, то там сквозь тучи лучами солнечного света, заставляют вспомнить о более поздних работах художника. При этом многие детали здесь являются художественным вымыслом Тёрнера.

 

«Пожар в Лондонском парламенте»

К середине 1830-х гг. Тёрнер достиг вершины мастерства. Он давал уроки живописи на вернисажах, заканчивая там свои картины. Так, на глазах у восторженной публики и изумленных художников он за несколько часов почти полностью написал полотно «Пожар парламента, 16 октября 1834». Этот пожар произошел в 1834 году. Сотни людей наблюдали это драматическое зрелище. Стихия бушующего огня потрясла Тёрнера, он сделал на месте девять акварелей, на основании которых и создал через год большую картину.

 

Гневные состояния природы: штормы, бури, ураганы и связанные с ними катастрофы — пришлись по душе английской публике, и Тёрнер сделал потрясающую карьеру.

«Кораблекрушение»

1803 г.

 

В 1804 году Тёрнер открыл собственную галерею, где собирался выставлять свои лучшие полотна. Галерею он открыл "Кораблекрушением". М.А. Орлова пишет о картине: "Явственно ощутимо тут сопротивление волн яростному урагану, всей силой своей тяжести они влекутся обратно в океан. И с такой же энергией люди на пострадавшем паруснике и лодках, спешащих ему на выручку, силятся удержаться на волнах. Это уже вполне романтическое полотно построено на смелых контрастах светлого и темного, тонов холодных - темное море с изумрудными отливами - и горячих - пятна красного и желтого, какими набросаны фигуры на судах".

«Извержение Везувия». 

1817 г.

39,7 x 28,6 см.
Бумага, акварель.

 

 Уже в 1802 г. Тёрнер был избран действительным членом Королевской академии искусств, а в 1807 г. был утвержден в должности профессора. Художник верой и правдой служил ей до конца своих дней, участвуя в организации выставок, читая лекции для широкой публики и обучая студентов.

 

"Дождь, пар и скорость. Большая Западная железная дорога". 1844 г.
Холст, масло. 91х122 см.
Национальная галерея, Лондон.


Во времена Тёрнера Англию охватила настоящая железнодорожная лихорадка. Художники, чуткие по отношению к современности, выразили ее на своих полотнах. Впрочем, и на этом фоне Тёрнер стоит особняком. Другие воспевали красоту машины, стараясь как можно тщательнее выписать ее детали, - Тёрнер же сумел избежать этого искушения. Единственная цель, которую он преследует, - передать ощущение скорости. Поезд, подобный темному и яростному зверю, мчится у него по новому мосту, построенному в 1837-39 годах. Пейзаж позади него скрывается в дымке, а в нижней части картины мы видим крошечную лодку и пахаря - они,изображенные очень статично, символизируют уходящую медлительную эпоху. На берегу реки написаны призрачные фигуры людей, загипнотизированных видом поезда. Эта картина Тёрнера приводила в восторг начинающих импрессионистов.

 

Одним из признанных шедевров, написанных художником на склоне лет, стала картина «Метель. Пароход выходит из гавани и подает сигналы бедствия, попав на мелководье». Потоки морской воды, снег и дым, идущий из трубы корабля, сливаются в единый мощный шквал водяных брызг и пронизывающего ветра, изображенный художником с большой эмоциональной силой. Существует легенда, что для того чтобы правдоподобно передать в этой картине эффект вьюги на море, 67-летний художник велел привязать себя на четыре часа к капитанскому мостику корабля, плывшего в шторм из Харвича.

«Метель. Пароход выходит из гавани и подает сигнал бедствия, попав в мелководье.» 1842 г.

Холст, масло. 91,5 x 122.
Галерея Тейт, Лондон, Великобритания

В каталоге, в примечании к названию, добавлено: "Автор был в эту бурную ночь на "Ариэле". Тернер словно вложил в эту работу трагическое мироощущение - предчувствие грозящих миру катастроф. Ему казалось, что картины разбушевавшихся стихий: лавины, бури, метели и урагана - вообще, всякие чрезвычайные состояния природы могут адекватно передать смятение человеческого сердца и ума, очистить душу и сознание.
Огромные океанские валы, густой туман и вихри мокрого снега сливаются в единый неистовый водоворот. Центром его служит неясный абрис корабля. Но это нечто большее, чем простое внешнее описание бури. Это воплощение не только наблюдений над разбушевавшейся природой или одних зрительных впечатлений, а создание некоего неразложимого единства - буйства стихий, красок и внутренних переживаний. Критика, конечно, не преминула обозвать картину "мыльной пеной, смешанной с раствором для побелки". Тернер рассердился: "Я писал ее не для того, чтобы ее поняли, просто мне хотелось показать, на что это похоже. Я упросил матросов привязать меня к мачте, чтобы я мог наблюдать; меня привязали на четыре часа, я не надеялся уцелеть, но я считал своим долгом дать отчет об этом, если уцелею. А картина не обязана нравиться кому бы то ни было". Когда оксфордский студент пытался утешить старика, тот крикнул: "Да и видели ли они когда-нибудь море?!"

 

У него нет пейзажей с близкой точки зрения. У Тернера сцена почти всегда обнимает несколько десятков миль, она представляет огромные пространства, и над этой бесконечной перспективой царит величавый круг солнца.

«Ангел стоящий в солнечном свете»

 

«Восход солнца в тумане»

 

«Город и река на закате»

 

«Большой канал в Венеции»

 

«Трафальгарская битва»

 

Источники информации:

http://www.bibliotekar.ru/k-Turner/

 http://www.art-spb.ru/artspb116.html

http://www.alleng.ru/d/art/art046.htm

http://art11.ru/kartiny_hudozhnikov/kartiny_uiljam_terner.html

http://www.liveinternet.ru/community/2281209/post339806640/

http://art-tourism.livejournal.com/24182.html?thread=33654

Свадебному фотографу из Южной Каролины Патрику Холлу (Patrick Hall) пришла идея

. Он решил запечатлеть реакцию людей, которых бьет током от электрошокера. Для того чтобы фотосессия стала веселее, каждого «подопытного кролика» снимали на видео, пока тот находился в нервозном ожидании предательского удара электрошокером от близкого человека, а в момент кульминации несчастного ослепляла вспышка фотокамеры, и вот готовый снимок с корчившимся от боли и страха лицом готов. Безумие в чистом виде!


«Люди, ожидавшие получить удар электрошокером, почти всегда нервничали и боялись предстоящего.

Зато у тех, кто должен был ударить, было совсем другое поведение. Большинство из них были рады причинить боль своему другу, и только после совершения удара на их лицах появлялось раскаяние», — говорит Патрик.

Одни кричали, смеялись и проклинали всё вокруг, другие оставались на удивление спокойными, в то время как получали разряд в 300 000 вольт.

Идею Патрика можно было бы назвать просто безумной, но желающих добровольно испытать на себе удар в 300 000 вольт оказалось немало.

Только четыре человека из участвующих в фотосессии остались невозмутимыми после разряда. Все остальные кричали, смеялись и матерились.


источник

КАРТИНЫ РУССКИХ ХУДОЖНИКОВ ( 17-18 век)


Пукирев Василий Владимирович
Неравный брак 1862

Пукирев Василий Владимирович
Игрок 1855

Пукирев Василий Владимирович
В мастерской художника 1865

Нестеров Михаил
Видение отроку Варфоломею 1899

Литовченко Александр Дмитриевич
Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею 1875

Литовченко Александр Дмитриевич
Харон перевозит души через реку Стикс 1861

Андрей Рублёв
Икона Троица

Маковский Константин Егорович
Портрет Александра II 1881

Мазуровский Виктор Викентьевич
Кавалерийский бой

Акимов Иван Акимович
Сатурн с косой, сидящий на камне и обрезающий крылья Амуру 1802

Акимов Иван Акимович
Самосожжение Геркулеса на костре в присутствии его друга Филоктета 1782

Аргунов Николай Иванович
Портрет графини Шереметевой 1789

Басин Петр Васильевич
Фавн Марсий учит молодого Олимпия игре на свирели 1821

Бакалович Степан Владиславович
Октябрь 1889

Бакалович Степан Владиславович
Ода

-Татьяна Кудрявцева-

Картина дня

))}
Loading...
наверх