Последние комментарии

  • Джошуа Рестон
    интересно13 секретов известных скульптур, которые стоит знать каждому ценителю искусства
  • Джошуа Рестон
    красивоХудожник Сергей Резниченко: бездна по имени «женская душа»
  • Джошуа Рестон
    красивоХудожник Джереми Манн: гармония противоречий

Микалоюс Константинас Чюрлёнис

Творчество выдающегося литовского художника, композитора,
поэта Микалоюса Константинаса Чюрлёниса – яркое явление в искусстве начала 20
века. Чюрлёнис прожил короткую жизнь. Он умер, когда ему не было и 36 лет. Его
биография могла бы уложиться в несколько строчек: постоянные бедствия, нищета,
непонимание, болезнь, ранняя смерть, посмертная слава.

Но за короткий срок,
отпущенный ему судьбой, Чюрлёнис успел сделать очень многое. Он создал свой
собственный мир в искусстве. 

 Наследие Чюрлёниса
ещё не исследовано и не объяснено до конца. Содержание его произведений нередко
получает разное, даже противоположное толкование. Одни называют Чюрлёниса
предтечей абстракционизма, усматривают прямое воздействие Чюрлёниса на Кандинского.
Другие считают, что своим творчеством Чюрлёнис подготовил развитие русского
авангардизма.

Среди поклонников Чюрлёниса такие деятели искусства, как
Горький, Р. Роллан, А. Бенуа, Мстислав Добужинский, Николай Рерих,  Александр Скрябин,  Игорь Стравинский…

Имея в виду строй образов, мыслей и чувств, вызванных к
жизни Чюрлёнисом, Ромен Роллан сказал: «Это новый духовный континент, и его
Христофором Колумбом, несомненно, останется Чюрлёнис!» Александр Бенуа писал: «Я как-то сразу поверил ему, и
если люди осторожные (а их только теперь и встречаешь) мне скажут, что я
рискую, то я им отвечу: меня вопрос о риске совсем не интересует, да он и по
существу не интересен. Важно быть тронутым и быть благодарным тому, кто тронул.
Весь смысл искусства в этом». Как-то Максимилиан Волошин назвал Чюрлёниса «дилетантом»
и добавил: «А,  как известно, бог дилетантов не любит!» На это Бенуа, улыбнувшись, с мирным юмором ответил:
«Наверно, потому, что бог сам был дилетант»… Ответ Бенуа не только остроумен,
но и меток по существу: ведь у бога, когда он, согласно библейскому сказанию
творил небо и землю, не было опыта подобной работы, ему не у кого было учиться.

Да, творчество Чюрлёниса рождает немало споров. И
всё-таки попытамся понять его. В этом нам помогут его произведения, история его
жизни, его письма, дневниковые записи.

Чюрлёнис родился в 1875 году в семье приходского
органиста. Детство его прошло в живописном курортном местечке Друскининкай.
«Друска» - это соль. Более ста лет назад там, где речушка Ратничеле впадает в
широкий Неман, обнаружили источники целебной минеральной воды.  Природа здесь была великолепная. Высокие
сосны, цветущие луга, озёра, Неман, овеянный сказаниями, украшенный замками.
Впечатления от родной природы вылились у Чюрлёниса в такие стихи:

По лазури Немана

Вдаль плывёт моя ладья.

Небо ясно, солнце светит,

В вышине как будто плач,

Нотка тихая напева,

Странный голос затаённый

Над землёй моей литовской

 К поднебесью унесённый.

Родная природа, сказки и песни матери, учёба музыке у
отца-органиста – это и есть детство Чюрлёниса. В 7 лет он знает нотную грамоту,
свободно играет с листа. Но надежд на серьёзную школу нет. Доходы деревенского
органиста более чем скромны, а семья большая: 5 сыновей, 4 дочери. Костек –
старший. И всё-таки с полным правом можно сказать, что Чюрлёнис учился всю
жизнь. Сначала помог случай. Врач и горячий любитель музыки Маркевич
рекомендовал Чюрлёниса-младшего своему знакомому князю Михаилу Огинскому, внуку
автора знаменитого полонеза «Прощание с Родиной». Четыре года провёл Чюрлёнис в
оркестровой школе богача и страстного меломана Михаила Огинского. Здесь он
учился играть на флейте, делал первые опыты в сочинении музыки.

Поддержка Огинского позволила Чюрлёнису поступить в
Варшавский музыкальный институт, а после его окончания ещё 2 года провести в
Лейпцигской консерватории. В Лейпциге Чюрлёнис начинает рисовать. Сначала для
того, чтобы отвлечься, найти утешение в чужом и неприветливом городе. Однако
новое увлечение по возвращении в Варшаву не только не угасает, но становится
подлинной страстью. В 1904 году, когда ему было уже 28 лет, Чюрлёнис,
композитор, автор нескольких крупных произведений, обещавших ему большое
будущее, становится студентом школы изящных искусств в Варшаве.

Круг интересов Чюрлёниса необыкновенно широк. Он
увлекается астрономией и космологией, знакомится с  Ветхим заветом и с философией Фридриха Ницше.
Не последнее место в жизни Чюрлёниса занимала литература. Правда, большая часть
его рукописей утрачена. В музыке его особенно привлекают Бетховен, Бах, Вагнер,
Шопен, Чайковский… В литературе ему ближе всего Достоевский, Гюго, Гофман, По,
Ибсен…

Что же думает Чюрлёнис о жизни и о себе? Каким должен
быть человек? «Человек, живя среди
людей, всегда должен вершить добро, и его жизнь никогда не будет прожита зря, даже если
в глазах других он – ничто.  Согласитесь,
что порою доброе, благосклонное слово значит больше, чем воз золота, а тёплый искренний
взгляд – больше, нежели тома механики
».

Его творческое кредо: «Нет человека, который
углубившись в себя, пришёл бы к оптимистическим заключениям. Человек, занятый
исключительно собой, анализом своей «голой души», несчастен… Всё же не надо удивляться,
что такой самоанализ притягателен для людей. Нет интеллигента, который не
испытал бы дозу удовольствия, углубляясь в себя. И каков же результат этих
путешествий? Могут ли они исчерпывающе охарактеризовать наше «я»? Мне кажется,
что подлинное самопознание находится за пределами нашего разума, так же, как и
познание вселенной, начало начал. Обидно тратить на это время. Ну, а раз уж
человек, если не спит, то думает, то пусть мысль его не опускается в мрачное
подземелье, а парит в бескрайних просторах
»…

Что же это за «бескрайние просторы»? Это мир знаний, мир мечты.

Есть у Чюрлёниса и строки, содержащие предсказание собственной судьбы, написанные, когда счастье
казалось таким близким, а жизнь обманула: любимую девушку Марию Моравскую
родители выдали замуж за другого:

"Ведь я представлял себе счастье таким близким и возможным. Однако решил: счастлив не
буду, это столь же верно, как и то, что «умру». Сие меня как бы утешило
несколько… Так и есть, счастлив не буду, иначе и быть не может. Слишком легко ранимый,
слишком близко всё принимаю к сердцу… Деньги меня не привлекают, ожидает меня
нужда. Сомневаюсь в своём призвании и таланте и ничего не достигну… Перестану
мечтать, но запомню мечты своей юности
».

«Счастлив не буду». А сколько прекрасных дней, заполненных любимой работой, будет у него
впереди. А радость творчества?

«Перестану мечтать». Но он всегда мечтал.

«Ничего не достигну». Но он обрёл бессмертие.

«Ожидает меня нужда». Это верно. Так оно и было до последних его дней.

В 1906 году он написал брату: «Я решил все
свои прежние и будущие работы посвятить Литве
». Это было сказано человеком,
выросшим в атмосфере польской и немецкой культуры. Это сказано, когда литовское
профессиональное искусство только зарождалось. И это не просто громкие слова.
За каких-то 3-4 года он успел много сделать на этом поприще. Чюрлёнис
переезжает из Варшавы в Вильнюс и берётся за культурно-просветительскую
деятельность: руководит в Вильнюсе литовским хором, составляет сборник
литовских песен, принимает активнейшее участие в организации второй
художественной выставки в Вильнюсе,  разъезжает 
по деревням, собирает у крестьян произведения народного искусства,
занимается организацией музыкальных изданий, пишет статьи, в которых излагает
свои взгляды на народное искусство, выступает в концертах  как дирижер хора и как пианист, создаёт
живописные полотна  (пишет в основном
темперой и пастелью).

Вкусы и увлечения Чюрлёниса нельзя вместить в рамки какого-либо определённого течения
в искусстве. Его влекло и восхищало всё, что было по-настоящему талантливым.
Тем не менее существует немало оснований полагать, что наибольшее воздействие
на молодого Чюрлёниса оказал символизм.
Основой художественного творчества символистов был образ-символ, многозначное
иносказательное выражение скрытого смысла произведения.

Одна из ранних картин художника «Покой»



Чюрлёнис. Покой.

Поверх уснувших вод возвышается
остров, похожий на притаившееся хвостатое существо, какое-то сказочное чудище,
«чудо-юдо рыбу кит». Рыбацкие костры  у
самой воды напоминают два глаза, которые взирают куда-то в пространство,
завораживают, притягивают взгляд. Это знакомая всем игра природы: очертания
холмов, деревьев, камней так часто напоминают нам о живых существах. Картина
приобретает драматическое звучание, когда задумываешься над тем, как ничтожно
мал человек перед вечным безмолвием. Образ, положенный в основу композиции,
навеян Чюрлёнису очертаниями островка, который лежит рядом с Друскининкаем на
Немане. Островок этот носит романтическое название - «остров любви».

Эдуардас Межелайтис

Покой

Как он зовётся?

Тишайший Остров.

Тишайший Остров,

 Чья голова так схожа с головою сфинкса,

Который только канувшее в Лету зрит,

Чьи светлые глазницы вечного сновидца

Припорошила пыль погибших пирамид.

Тишайший Остров,

Чья голова совсем, как туловище яхты,

Остервенелым валом шваркнутой на мель,

Чьи светлые глазницы - точно небо Ялты:

В ночи - костёр, днём - выцветшая акварель.

Тишайший Остров,

Чья голова, как голова Левиафана,

Заметная и в толчее библейских слов,

Чьи светлые глазницы вижу постоянно

В прозрачном сумраке своих последних снов.

(В  ничто окошко. Забвенья  роскошь.)

Погост погостов - Тишайший Остров.

(Левиафан – в
библейской мифологии огромное морское чудовище.)

Чюрлёнис написал притчу. Старик, жизнь которого подошла
к концу, завещает юноше, вступающему в жизнь: «А ты иди, иди без устали… А я
останусь здесь. Погоди, сын, забыл я: смотри с высоких башен – увидишь дорогу.
А если цель будет ещё далеко и старость тебя настигнет, знай, что там тоже
будет скамейка, предназначенная для вестников. И всегда на ней – молодые люди.
Ну, а сейчас иди». Так сказал старик. И я пошел дальше и смотрел с высоких
башен.

В жизни важно
следовать высоким идеалам, стремиться к значительной цели. Может не хватить
жизни для её осуществления, но важно, что ты шёл к ней.

Чюрлёнис. Истина.

"Истина". Темно, пусто, холодно
вокруг человека с высоким лбом, держащего свечу. Привлечённые пламенем,
слетаются мотыльки. Сзывающий их огонь обманчив, неумолим, жесток. Опалив
крылья, обгорев, они гибнут, но всё летят и летят. Достижим ли идеал, истина?
Путь к ним тернист. И всё же: "А ты иди, иди без устали... Смотри с
высоких башен..."

Одна из ранних картин Чюрлёниса – «Тишина».

Чюрлёнис. Тишина.

Картина поражает
гениальной простотой замысла и исполнения. На тускло-желтоватом прямоугольнике
картона посередине, чуть ниже центра, светятся три маленькие серебристые
головки одуванчиков. И всё. Тишина. Малейшей дуновение – исчезнут и они. Глядя
на эти беззащитные создания природы, испытываешь горечь, нежность и надежду.

Саломея Нерис

Одуванчик

Одуванчик, одуванчик светлый,

Что стоишь ты здесь, под самым ветром?

Где приткнёшься головёнкой утлой?

Где уснёшь ты? Где проснёшься утром?

Дует ветер, треплет волосёнки,

Белый пух с головушки срывает.

По пустым полям, через просёлки

Далеко несёт пушинок стаи.

Одуванчик, братец безответный,

Жаль твоей мне головёнки светлой!

Жаль своей мне молодости бедной,

Разворованной осенним ветром.

Лучше бы мне стать песком бесплодным,

Лучше бы мне спать в сырой землице!

Пасть бы в воду камушком холодным -

Неману бы надо мной струиться.

Мечта художника о
мировой гармонии и красоте нашла отражение в живописных циклах «Знаки зодиака»
и  «Сотворение мира».  Весной 1905 года Чюрлёнис пишет брату: «Последний цикл не закончен. Я намереваюсь
писать его всю жизнь. Это «Сотворение мира», но только не нашего, по библии, а
какого-то другого, фантастического. Хотелось бы создать цикл, по крайней мере,
из ста картин
»… Под названием «Сотворение
мира
» сегодня известны 13 картин Чюрлёниса.

Холодная безбрежная тьма.  Её властно прорезает
исполинская рука – символ созидания и творчества. Внизу надпись по-польски: «Да
будет!» И вот хаос рассеивается, из космической мглы возникает небо с
рассыпанными по нему мириадами звёзд и планет. Широко разливается море с
далёкими, еле видными берегами. И восходит красный диск солнца. Это рождается
свет. А свет – это жизнь.

Жизнь торжествует. Тянутся к солнцу диковинные растения. Возникают лёгкие воздушные
города, сказочные замки. Мир начинает жить, сверкать, цвести. Этот цикл
рассказывает о том, как возникла красота.



Сентябрь 1906
года. Прага. Из письма Чюрлёниса Брониславе Вольман (любительнице живописи,
искренне поверившей в необычный талант Чюрлёниса):

«Я шёл один. Ночь светлая. Настроение тоже
просветлённое. Небо окутано зеленоватым туманом. Кое-где звезда, будто
заблудившаяся, попавшая в сети мушка, трепещет золотыми крылышками, а в самом
центре луна-паук смотрит значительным, мигающим большим глазом. И всё
происходит в какой-то священной тишине. Дальнейший путь был ещё прекраснее.
Луна закатилась, и ярко засверкали звёзды, чудеснейшая часть небосвода: Орион,
Плеяды, Сириус… В подобные мгновения хорошо забыть, откуда ты и куда идёшь, как
тебя зовут, и смотреть на всё глазами ребёнка. А когда всё это кончается и
приходишь в себя, становится жаль, что так давно уже живёшь, так много пережил…
Если бы можно было жить так, с постоянно раскрытыми глазами на всё, что
прекрасно
».              (М. К. Чюрлёнис)

«Пожалуй, никто из художников не передавал с таким мастерством ночь и
звёздное небо, как это сделал Чюрлёнис в серии своих картин "Знаки
зодиака"
». (К. Паустовский)

В цикл «Знаки зодиака» вошло 12 картин. Число картин соответствует числу зодиакальных
созвездий. Что же такое зодиак?
Слово это в переводе с греческого означает животное,
зверь
. Название и графическое обозначение каждому зодиакальному созвездию
люди дали в глубокой древности. Многие созвездия носят имена животных: лев,
рак, козерог, овен… понять смысл каждого названия нам помогают мифы. Художник
истолковал эти мифы по-своему.

Знаки зодиака

Водолей

Рыбы

Овен

Лев

Весы

Чюрлёнис. Стрелец.

Звёздное небо. В нём
сияет знак зодиака (знак созвездия стрелец). И юноша на горной вершине,
стреляющий в злобную птицу. Языком живописи художник рассказал о величии мира и
человека. Картине Чюрлёниса «Стрелец» посвятили стихи Саломея Нерис и Эдуардас
Межелайтис.

Эдуардас Межелайтис

Стрелец

...гляди, среди снежных горных корон, среди гор,

 стреляющих вверх и почти достигающих неба, стоит человек...

М. К. Ч.

Среди гор,

   как известно нацеленных вверх                                                      
от века,

Среди гор,         
легко поднимающих синеву,

Надо всем, что исстари                                      
тянет вниз человека,

Он из лука прицелился,                                       
 натянув тетиву.

(О добро, ты вынуждено                                          
к стреле обратиться,

Хотя стрелы и прочее                                                
у тебя не в чести!)

Над головой человека,                       
 крылья раскинув,                                               
кружится чёрная птица.

Не тяни же, стрелок!                   
Тетиву натяни                                      
и пусти!

Птица кружится,                          
словно ворон Эдгара По,                                                         
чёрный ворон,

Или тот самолёт,            
где суперпилот                              
Клод Изерли...

Стоит человек,             
кружится ворон -                                      
вот он.

Стоит человек,                      
натянув тетиву,                                      
на вершине Земли.

(...Рушится Троя.           
Стоит человек.                           
Стоит, словно вечен.

Прах Вавилона.               
Содом и Гоморра.                               
Стоит человек, что ни век.

Рим умирает.                 
Стоит человек.                                
Стоит, изувечен

И всё-таки вечен.                 
Рушится всё.                                    
Стоит человек.                                                 
Острые копья.

Падает меч.               
Стоит человек.                                   
Пуля звенит.

Падает бомба.                 
Сыплются чёрные комья мёрзлой земли.                                                                  
Ракета уходит в зенит..!

Но стоит человек               
Среди горных вершин,                                           
Сверкающих снегом.

Стоит человек.              
Он увенчан и вечен.                                   
Из века в век

Лук и стрела.

                Чёрная
птица над человеком.

И стоит человек.                 
Стоит человек.                                       
Стоит человек.    

 



 

 

 

Саломея Нерис  

СТРЕЛЕЦ

По небу солнце
Катит Творец,
Смело по миру
Шагает стрелец.

Холодно здесь на земле и уныло,
Черными крыльями солнце закрыло.
И через теней мрачную мглу
Солнца я свет разглядеть не могу.

Чтоб солнце сияло
Опять для людей,
Черную птицу
Прошу я - убей.

И напрягаются мышцы стрельца,
Чтоб рассчитаться зо злом до конца.
Чтобы природа опять ожила,
Воля железные мышцы свела…

Солнце теплом
Землю вновь озарит.
Солнца богатство
И мы сотворим.

Есть место в творчестве Чюрлёниса и пейзажной живописи.

Лес

В триптихе "Райгардас" художник изобразил окрестности Друскининкая.

В детстве Чюрлёнис услышал от
матери легенду о Райгардасе. Был когда-то на месте Райгардаса большой город.
Стоял он, красивый и богатый, а потом опустился, утонул, скрылся глубоко в
земле вместе со всеми жителями. Души их и сейчас поднимаются на свободу. Злые
души бродят по Райгардасу синими огоньками и пугают пугают людей в темноте.
Души добрые становятся звёздочками, улетают к небу. Ночью, когда светит луна,
над Райгардасом музыка слышится. А днём, когда косцы траву косят, они сами
поют.

И вот через много лет, вернувшись
летом на родину, Чюрлёнис пойдёт к Райгардасу писать эту равнину с лугом,
рекой, стройными деревьями.



Чюрлёнис. Триптих Райгардас.

Эдуардас Межелайтис.

Лира

Нет лиры у меня.

Но есть в лесу зелёном

Дремучая струна

Соснового ствола;

Меж небом и землёй

Колеблется со звоном,

В земле укоренясь,

До неба доросла.

И сладко сознавать, что мне в наследье

Струна сосны досталась неспроста,

Ударит ветер по стозвонной меди,

И скорбно прозвучит за нотой нота,

Как будто "Лес" Чюрлёниса с листа

В лесу играет вдохновенный кто-то.

http://http://www.youtube.com/watch?v=gOWAWIJfNzk



Что больше всего ценил Чюрлёнис в
жизни, в человеческих отношениях? На этот вопрос он ответил своей картиной «Дружба».

Чюрлёнис. Дружба.

Светящийся шар на
протянутых руках. Остро очерченный, но мягкий и спокойный профиль, озарённый
исходящим от шара сиянием. Остановившийся на мгновение жест движения
самоотдачи: вот, возьми; всё, чем владею, всё, что свет для меня, - возьми из
протянутых рук, это твоё. Время как будто замерло для того, чтобы свет дружбы
сиял бесконечно, чтобы никогда не иссякло стремление людей идти друг к другу.
Можно считать, что эта картина является портретом внутренних качеств самого
художника. Ученица Чюрлёниса Галина Вольман говорила: «Рядом с Чюрлёнисом
нельзя быть плохим человеком». Да и все, знавшие его, по-разному говорили об
одном: «В этом человеке было что-то необычайно достойное»; «никакой позы»;
«спешил с советом и помощью»; «в общении доброжелателен и тонок»…

Саломея Нерис

Пускай клянут уста пророка

Несовершенство бытия -

Есть дружба верная без срока,

и в ней светла печаль моя.

Ах, ночь длинна - мороз по коже,

и облака в кромешной мгле,

Но ты скажи мне отчего же

Мне так светло здесь, на земле?

О нет, не блики на вершинах,

Нет, не заря - не от неё!

От верной дружбы в наших жилах

Струится музыка её!

 

И ради этого доверья

Живём, и нам светла земля,

И для того шумят деревья

И неманы текут в поля.

В 1907 – 1908 годах художник
создаёт свои живописные сказки: «Путешествие королевича»,  «Путешествие королевны», «Короли»…Сказки
Чюрлёниса – это не иллюстрации к тому или иному литературному произведению,
художник сам их творит.

В триптихе «Путешествие королевны» художник рассказал о том, как труден путь к
красоте, и о том, что пройти его может лишь человек с чистой и светлой душой.

Путешествие королевны.  Бумага, темпера

На центральной картине триптиха
изображён пригорок с пёстрыми цветами и травами. На пригорке сидит младенец и
тянется ручонкой к цветку на тонком колеблющемся стебельке. Маленький человек и
манящая, удивляющая его красота. А над ребёнком и одуванчиком в сияющем просторе,
как «чёрная беда», неизменно идущая рядом с невинностью, добром, и красотой,
парит странная птица с огромными крыльями.

Саломея Нерис

Кружит в небе призрак злой...

Праздник радости земной:

Как цветочек однодневный -

Мотылёк дрожит над бездной.

 

Одуванчик слаб и мал -

Только дунешь - он пропал.

И совсем как одуванчик -

На лугу играет мальчик.

- Одуванчик, братец мой, -

Все хотят играть со мной.

Шапками цветы мне машут,

Мотыльки над бездной пляшут.

Солнышко всегда со мной!

Кружит в небе призрак злой.

 

Тень огромная ползёт, -

Солнце меркнет, жизнь умрёт.

Вихрь ужасный не минует -

Одуванчик белый сдует.

 

А ребёнок всё играет.

Красками его пленяет

Праздник радости земной.

Кружит в небе призрак злой.

 



На рубеже 19 и 20 столетий многим
не давал покоя вопрос: нельзя ли создать такое искусство, которое объединило бы
в одно целое все те виды воздействия на человека, какими обладают живопись,
музыка, поэзия, - то есть проблема синтеза искусств. Этот вопрос не снят с повестки
дня и сегодня. Волновала эта проблема и Чюрлёниса. «Нет рубежей между искусствами, музыка
объединяет в себе поэзию и живопись и имеет свою архитектуру», - писал  М. Чюрленис.



Обладая развитым композиторским
мышлением, он нашёл способ применения в живописи некоторых композиторских
приёмов музыкальных сонат. Он создавал живописные сонаты: сонату солнца, весны,
лета, моря, сонату звёзд. Содержание живописных сонат Чюрлёниса различно,
однако их объединяет художественный замысел и характер построения. Они состоят
из трёх или четырёх произведений, в которых тема решена в развитии. Первая
часть (аллегро) – живая, чаще мажорная по настроению; вторая (анданте) –
спокойная, плавная; третья и четвёртая (скерцо, финал) обычно имеют динамичный
характер.

Чюрлёнис стал создателем жанра
живописной сонаты, в котором синтезировал приёмы музыки и живописи.

«Нет рубежей между искусствами, музыка объединяет в себе поэзию и
живопись и имеет свою архитектуру
». М. Чюрленис.

«Соната солнца» - это радостный гимн животворящей силе солнечного тепла.

Соната солнца. Аллегро

Соната солнца. Анданте

Соната солнца. Финал

Но финал сонаты драматичен.
Мёртвая тищина. Всё погружено в неподвижность. Давно не звенел, зарос паутиной
колокол, изображённый на картине. Язык его безжизненно повис. Возможно,
художник проводит в этом произведении мысль о том, что всякая жизнь (и жизнь
человека, и жизнь светила) проходит через такие основные фазы, как рождение,
период расцвета, смерть. И всё-таки Чюрлёнис оставляет нам надежду. На колоколе
пробудилось маленькое лучистое солнышко. Настанет время, когда новый огромный
мир родится под его лучами.

«Соната весны»

Соната весны. Аллегро

Соната весны.  Анданте

Соната весны. Скерцо

Соната весны. Финал

«Соната весны» - это гимн жизни,
молодости, созиданию. В этой сонате сильнее, чем в каком-либо другом
произведении Чюрлёниса, выражено оптимистическое начало. Это настроение
особенно остро почувствовала Саломея Нерис.

Саломея Нерис

Весна

Весна -        
Опять сирени петь,

Ручью дрожать, ручью кипеть.

И Неман неба - как река,

Где льдины, а не облака.

Весна,

   В берёзах кровь твоя

Зелёная - о, кровь моя!

У луга зябкого, у лога -

Свободы лёгкая тревога.

 

Она - то облаком над нивой,

То у реки набухшей ивой,

то ласточкой под неба своды -

Тревога лёгкая свободы.

 

А колокол мне вновь и вновь

Гудит - всё радость и любовь,

Любовь и радость - счастлив будь,

 

Мой брат земной! И сердце - в путь,

Как всадник - что ему дорога!

Свободы лёгкая тревога!

Когда Чюрлёнис работал над
сонатами, он любил и был любим. Запись в альбоме:

Любовь
— это восход солнца, полдень

долгий и жаркий, вечер тихий и

чудный. А родина его тоска.

Любовь — это старая песенка.

Любовь — это качели радуги,

подвешенные на белых облаках.

Любовь — это мгновение блеска

всех солнц и всех звезд.

Любовь — это мост из чистого золота

через реку жизни, разделяющую

берега «добра и зла».

Любовь — это крепкие белые крылья.

Любовь — это старый сосновый лес

в жаркий полдень, это отдых в лесу

под убаюкивающий шум сосен.

Любовь — это дорога к солнцу,

вымощенная острыми жемчужными

раковинами, по которым ты должен

идти босиком.

Из письма брату: «Знаешь ли ты, кто
такая Зося? Догадываешься, наверное, что это моя невеста. Та, о которой я
столько мечтал, искал её на своём пути… сейчас так хорошо у меня на душе, так
хочется обнять весь мир. Братец мой, знаешь, как хорошо будет у нас дома –
какая-то дивная гармония, которую ничто не в силах нарушить.  Всё существует, как великолепное сочетание
красок, как звучание прекрасного  аккорда
».

Зося, о которой
пишет Чюрлёнис, - это  невеста, а потом
жена его Софья Климантайте.

В это счастливое время Чюрлёнис создаёт свою «Сонату моря». Море для Чюрлёниса
– живое существо. В сонате отражено три образа моря

Соната моря. Аллегро.

Море взволнованно плещется. И волны, как воины, идут на штурм песчаных дюн.



Соната моря. Анданте.

Царят ночь и тишина. На
дне затонувший город, похожий на Атлантиду. И большая рука, на которой покоится
парусник, будто поднятый из пучины забвения. Это соната о бесконечном,
беспрестанном движении. Море дарит земле жизнь, и море же уносит жизнь в сои
пучины.



Соната моря. Финал

Финал «Сонаты моря» - это мощный
взрыв стихии. Огромные гребни обезумевшего моря готовы обрушиться на
беспомощные и обречённые парусники. На зелёно-жёлтой стене воды ясно рисуются
инициалы МКЧ. Ещё мгновение – и их не станет.



В 1908 году Чюрлёнис едет в
Петербург. Его благожелательно принимают в свой круг художники «Мира
искусства». Живописные работы его принимаются на выставки, а музыкальные
композиции исполняются в одном концерте с сочинениями Скрябина и Метнера. Но
силы художника подорваны постоянным непомерным напряжением. «Работаю по 25 часов в сутки»…

Эдуардас Межелайтис

Не думай, что я, запершись в этой
комнате,

Скучаю. Меня навещают знакомые.

Есть у меня и музыка (без обмана

Серебряные трубы берёзового
органа).

И краски - тоже (золтые кленовые
листья).

Есть холст (изумительно чистый

Проём окна). И книги (страстный

Данте). И натура (бескровные
астры

И прокусивший им горло ноябрь
угрюмый).

Я здесь не скучаю, не думай.

Могу, если хочешь, сейчас же на
этом оконном холсте

Воскресить Ветряную Мельницу во
всей её красоте.

И, знаешь, кажется мне порою, что
из всего киота

Можно оставить только одного Дон
Кихота.

В 1911 году Чюрлёниса не стало.
Но его произведения – этот бесценный дар художника людям – по-прежнему волнуют
наши сердца и пробуждают в них «чувства добрые».

Эдуардас Межелайтис

Антимир

...У меня здоровые крылья.

Я полечу в далёкие миры,

в край вечной красоты,

солнца и фантазии, в заколдованную страну...

М.- К. Чюрлёнис.

Мы - аргонавты.

Немало испытано зла -

Как нам не жаждать добра!

Мы аргонавты.

Немало испытано лжи -

Как нам не жаждать правды!

Мы - аргонавты.

Немало мы видели страшного -

Как не искать красоты!

И если искусство не ложь,

а правда,

И если учит не злу,

а добру,

И утверждает собой

Не древний звериный инстинкт,

а благородную красоту -

значит оно для человека...

Мы - аргонавты.

Нас ведёт мечта...

Мы хотим

возвратить

потерянное...

Помоги, Чюрлёнис!

    Р. Рождественский в
стихотворении, посвящённом памяти Н. Хикмета, сказал: "Человеком и поэтом
был всего лишь, человеком и поэтом - и только". Чюрлёнис был человеком и
художником, композитором, создавшим свой мир в искусстве. Разве этого мало,
чтобы обрести бессмертие?

Музей Чюрлёниса в
Каунасе, в котором сосредоточены почти все произведения мастера, становится
местом настоящего паломничества многих тысяч люде: показ работ в других городах
затруднён из-за хрупкой техники их исполнения (пастель и темпера на бумаге).  

Литература

Марк Эткинд.
« Мир как большая симфония». Книга о Чюрлёнисе. Искусство, ленинградское
отделение, 1970.

Феликс  Розинер.
Искусство Чюрлёниса. Жизнь. Личность. Живопись. Музыка. Поэзия. Философия творчества.
М., Изд. центр «Терра», 1993



 

 

 

 

 

Популярное

))}
Loading...
наверх