Последние комментарии

  • Александр Клюянов
    Ню-спец.Художник Лев Чистовский (1902 — 1969)
  • Владимир Безбадченко
    Чувство, что писала картину, а рядом варилось варенье...Художник Елена Сальникова.
  • Владимир Безбадченко
    Если сравнивать с лошадьми, то у лошадей изящество и грация имеется. НЕ ТУ НАТУРУ ВЫБРАЛ ИЗУМРУДЫЧ!Художник Лев Чистовский (1902 — 1969)

И на старуху бывает проруха - как Илья Репин Ивана Грозного с ошибками изобразил

Третьяковская галерея на пресс-конференции рассказала о свежих новостях о реставрации картины «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», поврежденной этой весной вандалом. Хороший повод еще раз взглянуть на знаменитую картину, причем, если вглядеться в детали, получается особенно интересно.

Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года. Илья Ефимович Репин, 1885

Оказывается, при написании этой картины Илья Репин совершил — с точки зрения истории искусства — две заметные ошибки, одну большую и другую поменьше.

Конечно, ненамеренно: просто в 1883—1885 годы, когда он писал полотно, эта отрасль истории находилась еще в зачаточном состоянии, и даже весьма образованные люди не подозревали о многих нюансах.

Картина на стене

Проблема состоит в облике дворца в Александровской слободе, где (согласно историческим источникам) царь Иван Грозный убил своего сына ударом посоха по голове. Хотя той в царской резиденции сохранились некоторые жилые палаты, их интерьеры с XVI века, конечно, не уцелели. Поэтому Репину пришлось намного труднее, чем Николаю Ге, который просто скопировал для своего полотна «Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» сохранившийся даже до наших дней Ассамблейный зал дворца Монплезир.

У Репина не было такой возможности, и он изобрел облик комнаты сам, опираясь на те представления о быте XVI века, которое было у ученых и художников эпохи историзма.

Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года. Илья Ефимович Репин, 1885

Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года. Илья Ефимович Репин, 1885

На первый взгляд, ничего не раздражает: ковры, изразцовая печка, лари у стены, резная мебель… Но что будет, если вглядеться в картину, которая висит на стене? Она теряется во мраке, но если постараться, то детали все-таки можно разглядеть.

Видно, что это портрет, который изображает человека в полный рост. На нем длинное одеяние, из-под которого едва видны ноги, в руках у него скипетр и держава, а на голове, скорее всего, — шапка Мономаха.

В русском искусстве действительно существовали подобные портреты и, вероятнее всего, одним из них Репин и вдохновлялся, заполняя фон своей картины.

Портрет царя Михаила Федоровича. Иоганн Генрих Ведекинд, 1728

Портрет царя Михаила Федоровича. Иоганн Генрих Ведекинд, 1728

Но вот беда: Репин изображает событие, которое произошло в 1581 году. А подобные царские портреты, которые принято называть термином «парсуна», появились на Руси только в XVII веке, в спокойные времена Романовых. Причем самые красивые и яркие из них — это вообще копии и вариации, которые писали уже в императорскую эпоху живописцы европейской реалистической школы, получившие заказы на украшение дворцовых «галерей предков».

Во времена Ивана Грозного на Русь еще не проник жанр полноценной портретной живописи, если мы говорим о привычных нам портретах, которые вешали на стену жилых помещений «для красоты». В XVI веке портретные изображения русских царей и великих князей писали только на иконах, где их изображали в обществе святых, Христа или Богородицы. Предназначались эти работы, конечно, для храмов, а не для жилых покоев.

Мастера оружейной палаты. Василий Великий и вел. кн. Василий III. XV — последняя четверть XVII вв.

Мастера оружейной палаты. Василий Великий и вел. кн. Василий III. XV — последняя четверть XVII вв.

Когда же появились портреты отдельных людей, без компании небожителей? Древнейшими дошедшими до наших дней русскими портретами являются парсуны Скопина-Шуйского и царя Федора I Иоанновича, созданные в 1610—1630-х годах (парсуна самого Ивана Грозного ныне считается подделкой XIX века). Но и они«работали портретами» не так, как мы привыкли — недаром эти парсуны были написаны на дереве в технике иконописи. Их писали не для украшения дворца, а для того, чтобы установить в надгробный иконостас в соборе над могилой знатного усопшего. Именно в иконостасах портреты Скопина-Шуйского и царя Федора I и провели практически всю свою историю, пока революция не упразднила Архангельский собор.

Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. Иконопись

Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. Иконопись

Неизвестный художник. Царь Федор Иванович. Парсуна. 1630-е гг.

Неизвестный художник. Царь Федор Иванович. Парсуна. 1630-е гг.

Другая особенность, на которую вы могли обратить внимание, разглядывая эти два древнейших русских портрета — это их размер и формат. Оба они — небольшого размера и изображают только голову. Это нормально для начальной стадии развития станкового портрета. Древнейшие сохранившиеся западноевропейские портреты — точно такие же («Портрет Иоанна Доброго», 1349; «Портрет Рудольфа IV», 1360−1665). Художникам потребуется не одно столетие, чтобы набраться храбрости и расширить рамки полотна.

В XV веке в Западной Европе рамка опускается ниже — уже до пояса. В начале XVI века Леонардо да Винчи продолжает работать в этом же формате даже в новаторской «Моне Лизе», но уже совсем скоро смельчаки осваивают портрет«по бедра».

В итальянском искусстве первым портретом, изображающим человека в полный рост, считается «Карл V с собакой» Тициана 1533 года — всего за полвека до нашего убийства! В Северном Возрождении осмелели чуть пораньше — в пример приведем работу «Генрих V Благочестивый» Кранаха 1514 года.

Портрет императора Карла V с собакой. Тициан Вечеллио, 1533

Портрет императора Карла V с собакой. Тициан Вечеллио, 1533

На Руси похожие процессы шли с отставанием. Самостоятельный станковый портрет, да вдобавок еще и не «гробовой», возникает только после польского нашествия: из-за войны страна становится более открытой Западу, проникает много светских новинок. Во времена Романовых появляется царский портрет, следуют и другие попытки на пути развития реалистической живописи.

Впрочем, эти картины, написанные мастерами Оружейной палаты, все равно в массе своей изображают царей не в полный рост, а в поколенном срезе. Почетный большой формат, вмещающий всю фигуру, даже в конце XVII века в основном — удел сакрального. Царей во весь рост пишут на иконах, причем, что любопытно, святые перестают быть равноценными по размеру спутниками монархов, уменьшаясь до символического обозначения.

Иван Салтанов, Ерофей Елин, Лука Смолянинов. Москва, Оружейная палата. Царь Фёдор Алексеевич перед образом Спаса Нерукотворного. 1686 год

Иван Салтанов, Ерофей Елин, Лука Смолянинов. Москва, Оружейная палата. Царь Фёдор Алексеевич перед образом Спаса Нерукотворного. 1686 год

Примером светских царских портретов в полный рост являются парные изображения Михаила и Алексея, где они написаны на конях, под бесспорным влиянием западной иконографии. Эти картины очень маленького размера и явно предназначались не для церкви, а для хором. Интересно, что первые переносные европейские портреты тоже были небольшими, так как их не вешали на стены,а хранили в шкатулках.

Подытожим: картина, которую Репин написал в сцене трагедии 1581 года — анахронизм.

Во-первых, в царских палатах той эпохи на стены светскую живопись вообще не вешали. Во-вторых, портреты были только на иконах, их помещали только в иконостас над гробом. В-третьих, такая иконография даже в Западной Европе появилась относительно недавно и еще не везде успела распространиться. На Русь она доедет только век спустя — а тут, судя по наряду, все-таки русский царь (потому что в прочей Европе все тогда носят штаны в обтяжку).

Впрочем, есть и другой вариант: возможно, какой-то западный монарх прислал Ивану Грозному в подарок картину с изображением средневекового правителя в длинном одеянии. Наподобие вот этой картины Альбрехта Дюрера, где художник воплотил вымышленный облик покойных императоров Священной Римской империи. И присланный Грозному шедевр, на котором такой король был написан в полный рост, увы, был утрачен в огне Смутного времени, но Репин прозрел его своим гением живописца.

Император Карл Великий и император Сигизмунд. Альбрехт Дюрер, 1513

Император Карл Великий и император Сигизмунд. Альбрехт Дюрер, 1513

А в чем же вторая ошибка на картине Репина?

Продолжение следует…

zen.yandex.ru

Популярное в

))}
Loading...
наверх